Я мать, сына не брошу. Cмирилась. Понимаю — у меня нет будущего. Но муж ещё может быть счастливым. Как его отпустить?

Моя боль настолько велика, что я просто должна ею с кем-то поделиться. У меня маленькая семья – я, муж и сын. Сын – инвалид с детства, ДЦП, эпилепсия, частичная атрофия зрительного нерва.Я часто вижу, как у мужа текут слезы, когда он видит немощное состояние сына. Если честно, я сама очень устала, что порой уже не хочется жить, да и себя виню в его болезни.

Моя боль настолько велика, что я просто должна ею с кем-то поделиться. У меня маленькая семья – я, муж и сын. Сын – инвалид с детства, ДЦП, эпилепсия, частичная атрофия зрительного нерва.

Инвалидность, как и диагноз, ему поставили в 2 года, до того врачи почему-то не признавали у нас ДЦП. В итоге драгоценное время было упущено. Это диагноз, который вылечить нельзя, а лишь поддерживать реабилитацией и чем раньше начать, тем более лучшими будут результаты.

Роды были тяжелыми. Когда достали малыша, он не кричал и не дышал, у него была гипоксия и отек мозга, его быстро увезли в реанимацию.

Мы с супругом очень переживали, но верили, что спасут. Спасли, но сразу предупредили, что тяжелые роды дали осложнения и у сына проблемы со здоровьем. Через 2 месяца забрали домой, вроде бы все нормально.

В 5 месяцев у него начались сильные судороги, нас положили в больницу, где мы пробыли месяц. У малыша был гипертонус ручек и ножек, но врачи не обращали внимания, говорили, что такое есть у многих детей и причины беспокоиться нет.

Муж всегда был рядом, подбадривал меня, когда я была на грани, навещал утром и вечером. Не уверена, что смогла бы тогда справиться с этой болью и страхом за ребенка без его моральной поддержки. Ведь следующие годы – это было хождение по мукам.

Точнее, по больницам, специалистам, врачам, обследованиям, анализам… Но главное – никто из врачей точного диагноза не ставил! Объездили почти всех неврологов нашей области – ничего. Когда оказались на приеме у областного невролога, она-то и озвучила диагноз – ДЦП.

У меня был шок и истерика, все кружилось перед глазами, я ее не слышала, хорошо, что со мной был супруг, он все рекомендации врача аккуратно записывал.

Сейчас сыну 6 лет, болезнь в тяжелой степени, он не ходит, не говорит, может только ползать. Грудная клетка деформирована, кривой позвоночник. Он плохо кушает, не сильно развит глотательный рефлекс, еду перемалываю в блендере, а потом уже кормлю.

На работу нет возможности устроиться, сын сам себя не обслуживает, муж вкалывает, кроме основной работы, еще на двух подработках. Денег уходит немеряно на медикаменты, обследования, массажи.

Мне так жалко мужа, со здоровьем у него тоже неважно, но на себя махнул рукой. Я часто вижу, как у мужа текут слезы, когда он видит немощное состояние сына. Если честно, я сама очень устала, что порой уже не хочется жить, да и себя виню в его болезни.

Супруг уже частично поседел, а ведь ему только 31 год. Я ему благодарна за те годы поддержки и внимания, другой бы на его месте мог бы и уйти.

В последнее время у меня появилась мысль: я хочу, чтобы муж снова стал счастлив, но… без нас. Ведь он еще может создать семью и родить здорового малыша. Я мать и своего сына не брошу. Это мой крест.

Хочу сказать мужу, чтобы он оставил меня или выгнать, если не захочет. Я же знаю, как ему тяжело видеть наши муки каждый день.

Оцените статью
Я мать, сына не брошу. Cмирилась. Понимаю — у меня нет будущего. Но муж ещё может быть счастливым. Как его отпустить?
Тест: Докажите себе, что у вас суперзрение и найдите 3 отличия на картинках